Среда, 12.12.2018
Стройотряд МЭИ - 50
Меню сайта
Категории раздела
ССО 70-х [45]
Последние отряды [6]
наши 80-е
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 68
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » ССО МЭИ от 70-х до конца » ССО 70-х

Алдан-71 Воспоминания Володи Синицына

В краю золотодобытчиков

(об отряде "Алдан-71")

В начале 1971 года состоялась встреча инициативной группы бойцов стройотрядов Ульяновск-69 и Ульяновск-70, на которой было принято решение продолжить и дальше совместную работу. В качестве места дислокации отряда был выбран город Алдан в Якутии. Почему именно Алдан? Во-первых, интересно, - так далеко мы еще не работали, ну, а во-вторых, было желание хорошо заработать, а Якутия для этого - самое подходящее место. В альбоме о ССО "Ульяновск-69" есть скан нашей институтской газеты "Энергетик" со статьей комиссара этого отряда Юры Соколова. В ней упоминаются фамилии ветеранов стройотрядовского движения: Германа Киселева, Юрия Наумова, Игоря Гмызина, Петра Лущица и других. Эти ребята и должны были стать основой нового отряда. К сожалению, у Германа Киселева поездка сорвалась, так как его не отпустило руководство ВУЗа, и командиром стал Юра Наумов (ПТЭФ), а комиссаром - Игорь Гмызин.

 

Из нашей группы ЭТ-11-67 в отряд "Алдан-71" поехали Толя Хандажинский и я, Володя Синицын. Может быть, коллектив был бы и больше, но в это лето у части нашей группы была запланирована обменная практика в ГДР на заводе "Карл Цейс". Таким образом, из нашей сплоченной стройотрядовской команды выпали Саша Немцев, Володя Чайка, Жора Постников и некоторые другие. Отряд был небольшой, всего человек 40, но это были люди проверенные нелегким трудом за два предыдущих года.

 

Добирались мы до Алдана группами по несколько человек, естественно, самолетами. Из аэропорта Домодедово, с посадкой в Омске (или Томске) лайнер "Аэрофлота" Ту-114 доставил нашу группу в столицу Якутии город Якутск. Это был мой первый в жизни полет на самолете да еще на такое большое расстояние. Перелет в 1968 году на кукурузнике в Смоленской области из Днепровского в Вязьму не в счет. Как часто бывает в авиации, вылет нашего рейса задержали на несколько часов, но мы прекрасно скоротали эти часы ожидания, расстелив наши телогрейки на газоне перед зданием аэровокзала и даже немного вздремнули. Из Якутска до Алдана тоже нужно было добираться самолетом, но мест на ближайшие рейсы не было и нам пришлось дожидаться своего самолета почти сутки. Снова нас выручили наши друзья телогрейки. Побросав их на пол в углу зала ожидания, положив под головы рюкзаки, мы провели в ожидании своего рейса всю ночь.

 

Для проживания отряда было выделено помещение интерната, который находился на окраине Алдана. На фото представлен район города, где на заднем плане видна лесистая сопка, возле которой и был расположен интернат. Большинство строений в городе, как и здание интерната, были деревянными и одноэтажными.

 

Недалеко от нашей базы протекала речка Алдан. Вода в ней была по настоящему ледяная, всего 8-10 градусов, так как река питалась за счет таяния вечной мерзлоты. В жаркие дни, а температура воздуха иногда поднималась до +35оС, очень хотелось окунуться, но войти в реку было настоящим подвигом. Поэтому мы брали друг друга за руки за ноги и бросали в воду. Обратно из воды мы выскакивали как пробка из бутылки.

 

Ниже по течению реки была плотина, благодаря чему река разлилась и образовалось озеро, по которому плавала золотодобывающая драга. Мы тоже пробовали мыть золото, но об этом чуть позже.

 

В здании интерната находились спальни, соединенные длинным коридором, в центре которого, напротив входной двери, располагался питьевой бачок, к которому на цепочке была прикреплена жестяная кружка (чтобы не увели). Почему я решил упомянуть об том бачке, будет ясно ниже. Столовая и кухня располагались в отдельно стоящем временном здании, приспособленном под эти цели. Плита, на которой готовили еду, топилась дровами, благо лес начинался сразу же за забором интерната и проблем с дровами, естественно, не было. Стены в столовой были украшены транспарантами такого рода: "Мясо вредно", "Мы в очереди первыми стояли, а те что сзади нас уже едят" и им подобными. По-видимому этими плакатами нам хотели напомнить, что мы живем не для того чтобы есть, а едим для того чтобы жить. Тем не менее кормили нас очень прилично. Именно в Якутии я впервые попробовал консервы под названием "Колбасный фарш". Очень вкусно. И вообще с консервами все было очень хорошо, а вот с овощами похуже. Но эту проблему мы тоже решили. В лесу рядом с нашим интернатом росла красная смородина, с ее помощью мы покрывали нехватку витаминов. Раньше я думал, что смородина растет только в саду. Там же в лесу росло огромное количество грибов, причем собирали мы только белые и подосиновики, а на прочие грибы не обращали внимания. За 10-15 минут мы набирали столько грибов, что суп из них получался таким густым, что в нем даже ложка стояла.

 

В Алдане мы работали, в основном, на двух объектах: строительстве квартальной котельной и реконструкции автотранспортного предприятия. Самая тяжелая работа была на строительстве квартальной котельной, поэтому туда отрядили самых крепких и спортивных ребят, в том числе и меня. Здание котельной годом ранее начали строить студенты из Тулы, поэтому на фасаде красовалась надпись "Тула-70". Нам же пришлось готовить фундаменты под оборудование. Сначала копали котлован, для чего пришлось долбить кирками вечную мерзлоту. Технология была такая, снимался слой земли глубиной до 30-40 сантиметров и на сутки оставляется оттаивать. На следующий день операция повторялась.

 

Руководил нашей бригадой Виктор Иванов, гитарист и балагур. Он, как и большинство ребят из нашей бригады был с АВТФ. На групповом фото он - второй слева. По краям местное руководство.

 

После того как был готов первый котлован, начался монтаж опалубки. Это пожалуй была самая интересная работа, тем более, что я всегда тянулся к плотницкой работе, может быть потому, что мой дед по материнской линии работал плотником на строительстве ЗИЛа. После того как опалубка была готова, началась очень тяжелая работа. С помощью бетономешалки мы готовили бетон, затем на тачках по мосткам отвозили и заливали его в опалубку. Несмотря на то, что я был самый мелкий в бригаде, меня поставили на загрузку скипа бетономешалки. Я лопатой засыпал щебенку и песок, вручную высыпал мешки с цементом и заливал ведрами воду. Отдохнуть удавалось только тогда, когда бетономешалка крутилась. В первые дни от этой работы у меня лопата выпадала из рук. Но это только первые дни, потом я привык. Ребята из нашей бригады, чтобы поддержать меня шутили, что если бы мой рост был бы таким же как и у них, при сохранении остальных пропорций тела, то я был бы самым здоровым бойцом в бригаде. На следующем фото вся наша бригада. Я внизу, крайний справа. Фотография конечно не дает полного представления о росте и физических достоинствах бойцов нашей бригады, но поверьте мне на слово, в большинстве своем это - гренадеры.

 

После того как первый фундамент был готов, а он был самый крупный так как предназначался для установки парового котла от паровоза, мы приступили к копке котлована под дымоходы. На следующем фото я со товарищи копаем этот котлован

 

В самые жаркие дни, мы позволяли себе промочить горло пивом, благо по соседству с нами находился ресторан "Мечта". Посылали гонца с оцинкованным ведром, тот пропадал примерно на час, так в пиве было больше пены, чем жидкой составляющей и приходилось ждать пока пена осядет. Как в старом лозунге советских времен - Требуйте долива после отстоя… На копке котлованов мы работали вахтовым методом, пока одна часть бригады в котловане ковыряет вечную мерзлоту, другая в это время нежится на солнышке, потягивая пиво. Градусов практически никаких, а жажду утоляет хорошо.

 

На следующем фото район Алдана, где располагалась квартальная котельная, которая и предназначалась для отопления окрестных домишек.

 

Толя Хандажинский, вместе с другой частью нашего отряда работал на строительстве автобазы, где им приходилось выполнять в основном бетонные работы. Пару раз мне пришлось поработать с ними, причем попадал я в ночную смену. Однажды в перерыв, для приема пищи мы пошли в бытовку. Так как ночью было достаточно прохладно, решили зажечь буржуйку. Она никак не хотела разгораться и тогда Толя решил плеснуть в нее немного бензина. После того что произошло, я понял, что делать этого не следует. Нам еще повезло, что от струи пламени, вырвавшейся из буржуйки, ничего не загорелось, да и сам Хандажинский при этом не пострадал.

 

На автобазе состоялось наше знакомство с местным бульдозеристом, который в свое время работал старателем в золотодобывающей артели. Мы естественно попросили его показать как это мыть золото. Он принес пару лотков и по вечерам после работы часть наших бойцов отправлялась на берег озера, где работала драга, и без устали просеивала и промывала породу. Через некоторое время появились первые "успехи", в рамках заблестели золотые крупинки. Но бульдозерист, посмотрев на них, сказал, что это слюда с примесью ртути и выбросил содержимое в воду. Кто-то доложил Наумову, о наших попытках намыть золото. Он тут же собрал общее собрание и сказал, что по закону, за каждый грамм золота, который мы попытаемся утаить от государства, полагается год отсидки. Мы на это ответили, что не намыли еще даже на 15 суток. После этого эпопея по поиску золота закончилась.

 

В нашем отряде "Алдан-71", как и в предыдущие годы, решили торжественно отметить День строителя. Обошлись без официоза. Свозили весь отряд на базу отдыха, которая располагалась в 100 км от Алдана на берегу реки Томмот. Томмот это приток Лены, достаточно многоводная река, причем вода в ней была на удивление теплая. База отдыха располагалась в хвойном лесу и представляла из себя россыпь однотипных деревянных домиков. Крыша домиков была покрыта металлом, поэтому днем в них находиться было практически невозможно, очень жарко. Зато ночью, красота. Накупались, отоспались и набрались сил. Очень приятная поездка. Там же, наиболее отличившимся бойцам, были вручены почетные грамоты от комбината "Алданзолото".

 

В нерабочее время играли в футбол с между собой и с такими же бойцами из других вузов. На следующих фото изображена разминка перед матчем с очередным соперником. Я с мячом. И болельщики на трибуне во время перерыва. На переднем плане наш вратарь Юра Иванов.

 

Однажды во время одного из наших тренировочных матчей к нам в отряд зашли трое местных парней. Они с интересом наблюдали за нашей игрой, а после ее окончания подошли к нам и предложили некоторым нашим футболистам сыграть за их команду на первенство города Алдана. Причем одним из приглашенных был наш командир Юрий Наумов. Он дал согласие и мы втроем: Юра Иванов, Юра Наумов и я стали игроками команды Южно-Якутских электрических сетей (ЮЯЭС).

Игры, в основном, проводились вечером и в выходные дни, поэтому наша основная работа от этого не пострадала. Команда ЮЯЭС, благодаря нам усилилась и мы сначала выиграли первенство города, а затем еще и кубок. Так как я был самым младшим в команде, а местные парни были в возрасте за тридцать, то ко мне сразу же приклеилась кличка "Сынок". Местные команды играли достаточно жестко. Однажды после столкновения с вратарем противника, я получил травму ноги и не смог выполнять работу в своей бригаде. Чтобы я не болтался без дела, меня на 2-3 дня отрядили на кухню помогать нашим девушкам. Там я, в основном, занимался колкой дров. Причем в довершение всех моих бед, отскочившим поленом мне попало по травмированной ноге. Я конечно взвыл при этом, но от дальнейшей работы не отказался.

 

А с другой моей спортивной травмой произошел трагикомичный случай. Во время очередного матча, когда я упал, игрок противника бутсами с металлическими шипами наступил мне на грудь. После матча меня отправили в местную больницу, где мне сделали рентген грудной клетки. Перелома ребер, к счастью, не обнаружили, но местных врачей смутило, что на снимке не было теней от сердца. Они заподозрили, что у меня сердце расположено в правой стороне груди. Собрался консилиум, меня слушали несколько врачей и очень расстроились, что это не так. Сердце оказалось на месте.

 

Руководство ЮЯЭС решило отпраздновать победу своей команды в первенстве Алданского района и всех причастных пригласили в местный ресторан, где я впервые в жизни продегустировал питьевой спирт. Он в Якутии свободно продавался в магазинах, а в Москве под маркой "Роял" появился только в годы перестройки. Вечером, после возвращения из ресторана, нас на вахте ожидал комиссар отряда. На его вопрос, вы что выпили, мы ответили, что нет, как можно, но тут я одной ногой наступил в таз с водой, который стоял около питьевого бачка. Ему все стало ясно. Утром был разбор полетов, но так как нас официально отпустили на этот банкет, то никаких репрессий к нам применять не стали.

 

Как победителей региональных соревнований команду ЮЯЭС направили на первенство Якутии, которое проходило в конце августа месяца в городе Мирный. Пригласили и нас. Наш командир Юра Наумов не смог оставить отряд, поэтому в Мирный командировали только меня и Юру Иванова. Вопрос с оплатой нашей командировки решили очень просто. Нас оформили в ЮЯЭС разнорабочими на несколько дней и мы как бы все это время копали траншею под кабель. До Якутска мы летели в полупустом самолете АН-24, а в Якутске к нам подсела команда Центрально-Якутских электрических сетей (ЦЯЭС). В этой команде, как и у нас, оказался подставной игрок. Они вмести с Ивановым играли за сборную МЭИ по футболу. Он, как и мы работал в стройотряде, но в Якутске.

 

Первенство Якутии для нашей команды оказалось не таким удачным, как первенство Алданского района. Мы заняли предпоследнее место, обыграв только команду ЦЯЭС. Обыграли их с крупным счетом 6:1, причем я в этом матче забил пять мячей. После матча ко мне подошел капитан их команды и сказал, что нельзя личные счеты сводить на команде. Я сначала не понял в чем дело, но потом мне объяснили, что за пару дней до матча на танцплощадке один из игроков команды ЦЯЭС увел у меня девушку. И вот команда решила, что я таким образом решил им отомстить. Ерунда какая. Для меня всегда спорт был на первом месте и никакие женщины здесь ни причем.

 

Был еще один интересный эпизод, связанный с нашей поездкой в Мирный. Во время посещения местной бани я в парной встретил нашего однокурсника Лешу Ермоловича, работавшего в Мирном в стройотряде ЭТФ. (”И куда нас, Петька, только жизнь не бросала!”).

 

Еще эта поездка оказалась интересной для нас тем, что мы своими глазами увидели кимберлитовую трубку, где добывали породу из которой на обогатительной фабрике извлекали алмазы. Видели мы ее в иллюминаторы самолета во время взлета и посадки самолета. Поистине циклопическое сооружение. На дне котлована, казавшиеся крохотными, работали бульдозеры американской компании Катерпиллер. Мы их видели в городе, там они не казались маленькими, а были высотой с двухэтажный дом.

 

Вернулись мы с Ивановым в Алдан 29 августа поздно вечером. На ночь нас разместили в общежитии ЮЯЭС, так как деваться нам было некуда, наш отряд уже вернулся в Москву. Билеты на самолет у нас были, но на свой рейс из Алдана в Читу мы уже опоздали. В то время действовала такая система, в пункте пересадки, а у нас это была Чита, мы должны были переоформлять билеты на рейс до Москвы. Поэтому нам нужно было приобрести новые билеты на рейс до Читы, а далее наши, ранее купленные билеты, работали. Денег на покупку новых билетов у нас естественно не было, пришлось идти на поклон к директору ЮЯЭС и просить их у него. Несмотря на то, что был воскресный день, нам с помощью игроков нашей команды, удалось его найти и получить требуемую сумму. Билет до Читы нам удалось приобрести достаточно легко, правда самолет летел долго с несколькими посадками в местных поселках. Запомнилось название одного из таких поселков - Тахтамыгда, что в переводе с якутского означает "Остановись смерть". Нам объяснили, что во время одной из эпидемий, бушевавших в дореволюционной России, здесь удалось остановить ее распространение.

 

В Чите на перерегистрации билетов творилось что то невообразимое. Народу было море и всем нужно было именно в Москву. Мне с неимоверным трудом удалось пробиться к стойке регистрации, но как и другим пассажирам было заявлено, что мест на ближайший рейс нет и не предвидится. Приходите завтра. Я стал объяснять девушке в окошке, что у нас завтра начинаются занятия в институте, что опаздывать мы не имеем права, иначе нас отчислят и т.д. и т.п. Не знаю, удалось мне ее разжалобить или просто им скинули бронь, но два билета для нас нашлось. В самолете нас с Ивановым рассадили в разные концы салона (я сидел в хвосте на самом последнем ряду), кроме того мне еще и не хватило борт питания, но это были такие мелочи, по сравнению с тем, что мы все-таки летим. Неожиданная встреча с нашей однокурсницей Галей Канаевой произошла в аэропорту г. Иркутска. Наш самолет совершил там посадку и, пока мы находились в застекленной галерее зала ожидания на втором этаже аэровокзала, она с бойцами своего отряда прошла на посадку на свой рейс и похоже не заметила меня, хотя я отчаянно махал руками, пытаясь привлечь ее внимание. Как я узнал позднее они на несколько дней залетели в Иркутск, для того, чтобы побывать на Байкале.

 

Самолет приземлился в аэропорту Домодедово рано утром и мы с Юрой, собрав последние крохи денег, выданных нам на билет, на такси доехали сначала до моего дома в Балашихе, а затем его отвезли в общежитие МЭИ. Через некоторое время мы получили заработанные деньги и как и предполагалось, сумма оказалась значительно больше той, что мы зарабатывали в предыдущих наших стройотрядах. Ведь это все-таки Якутия.

 

 

Владимир Синицын,

боец ССО ЭТФ МЭИ «Алдан-71»

 

 

Категория: ССО 70-х | Добавил: Zoyageorg (17.08.2015)
Просмотров: 406 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1 sunatko  
Здравствуйте.  По статье ,  река протекающая возе интерната носит название - Селикдар .  А река протекающая в г.Томмоте - Алдан.   С уважением Леонид.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz